Они основаны на данных многолетних исследований руководимой И. А. Аршавским лаборатории.

Они основаны на данных многолетних исследований руководимой И. А. Аршавским лаборатории.

Для массового читателя. КБ—30—22—89

Издательство «Советский спорт», 1990

Вступление

Придумать название научно-популярной книги непросто — это порой сопоставимо по труд­ности с ее написанием. Ведь оно должно, во-первых, точно отражать основную научную идею текста. А во-вторых, быть привлекательным для массового читателя; ибо, чем больше людей прочтут издание, пропаганди­рующее ту или иную идею или сумму идей, тем больше его про­светительский эффект. Как же назвать эту брошюру?

Ваши дети не должны болеть...

Ваш малыш должен не бо­леть...

Нет, не то. Понятия «долг», «должен» не всегда соотносятся с понятием «возможность».

Ваш малыш может не болеть... Вот это значительно точнее. Действительно, дети, родив­шиеся физиологически зрелыми или с компенсированной физио­логической незрелостью (о со­держании понятия «физиологи­ческая зрелость» читатель уз­нает несколько дальше), при соблюдении гигиенических тре­бований, соответствующих спе­цифике физиологии новорож­денных, не могут не только умереть, но и заболеть. А между тем показатели детской заболе­ваемости и детской смертности у нас в последние годы не сни­жаются и даже растут.

Проблема здоровья детей по­мимо своей общечеловеческой, гуманитарной значимости имеет поистине жизненно важное зна­чение для любого общества, лю­бого государства. Едва ли будет преувеличением сказать, что в прямой зависимости от ее успешного решения находится благополучное будущее и нашей страны.

Соответствуют ли наши общие усилия в данной области важно­сти этой проблемы?

Для новорожденных, для де­тей более старшего возраста у нас делается немало. Однако, не зная досконально специфиче­ских особенностей физиологии, какими развивающийся орга­низм характеризуется на разных возрастных этапах, мы не можем научно обоснованно осущест­влять организацию среды, т. е. создавать гигиенические условия для каждого возрастного перио­да, а в его пределах — для каж­дого отдельно взятого ребенка.

Клиническая педиатрия, при­званная лечить больного ребен­ка, в отличие от медицинских дисциплин взрослого организма пока еще является в значитель­ной мере эмпирической об­ластью знания. Чтобы лечить ребенка, надо знать специфиче­ские особенности протекания патологии в детском организме. А для этого необходимо ясно представлять особенности фи­зиологии ребенка в разные воз­растные периоды — в грудном возрасте, преддошкольном, дош­кольном, школьном. Не дожи­даясь, когда науку о физиоло­гии развивающегося ребенка создадут профессиональные фи­зиологи, ее на свой риск и страх разрабатывают практикующие клиницисты-педиатры. Отсюда неизбежность использования «метода проб и ошибок».



Недостаточный еще уровень научной обоснованности многих разделов педиатрии породил труднейшие проблемы (как соб­ственно в области детского здравоохранения, так и в педа­гогике — не только школьной, но и дошкольной). Отсюда есте­ственное стремление очень мно­гих родителей, в основном моло­дых, взять решение проблемы здоровья детей в свои собст­венные руки. Эта инициатива приобрела сейчас характер чуть ли не массового движения. Вот почему так важно дать широкой родительской общественности рекомендации по воспитанию де­тей здоровыми и удобопонят­ные научные обоснования таких рекомендаций. Особенно суще­ственно это в отношении детей ранних возрастных периодов, на­чиная с периода новорожден­ное

Именно данной теме и посвя­щена настоящая брошюра.

Хотелось бы отметить, что изложенное в ней опирается в основном на данные, получен­ные в нашей лаборатории в тече­ние многих лет — начиная с 1935 года.

МИР входящему

В соответствии с положения­ми, принятыми Всемирной орга­низацией здравоохранения (ВОЗ), периодом новорожден­ности (или неонатальным пе­риодом) считаются первые 28 дней жизни после рождения. Со­гласно данным мировой стати­стики, именно на этот период приходится самый высокий про­цент (70%) общей смертности среди детей в возрасте до года. Первые 7 дней жизни принято обозначать как перинатальный период.

Развивающийся плод до рож­дения находится в условиях среды с температурой 37° С. Сразу же после рождения он попадает в среду с гораздо бо­лее низкой температурой. Тем­пературный перепад при этом поистине огромен: 17—18°! Именно поэтому родившийся организм (физиологически зре­лый) уже в пределах первых двух минут благодаря повыше­нию мышечного тонуса (рефлекторно стимулируемого с ре­цепторов кожи и дыхательных путей сниженной температурой среды) устанавливает темпера­туру тела, на 1—1,5° превы­шающую даже температуру тела взрослого.



Температура в родильном зале должна быть не выше 18—20°С, но и не ниже 15—16° С. Чем ниже температура среды в этих преде­лах, тем выше степень выра­женности мышечного тонуса. От последнего зависит и степень полноценности первых внеутробных дыханий — вдоха, объем которого у физиологически зре­лого равен 30—35 мл, и после­дующего выдоха, как правило, сопровождающегося криком. И чем громче крик, тем полноцен­ней первые внеутробные дыха­ния, а значит, тем сильнее выра­жен рефлекторно возникающий мышечный тонус. (Заметим, что уже в пределах одной-полутора минут после выхода плода из ро­довых путей происходит полное расправление легких. Первое же дыхание осуществляется при этом почти сразу же по выходе из родовых путей. Перевязка пу­повины должна производиться при этом не раньше, чем прекра­тится ее пульсация, дабы ново­рожденный мог получить из пла­центы максимум содержащейся в ней крови.

Итак, сразу же после рожде­ния плод подвергается резкому холодовому воздействию со зна­чительным перепадом темпера­тур. Взрослый человек в ана­логичных условиях едва ли смог бы сразу же реализовать физи­ологическую адаптивную реак­цию, дабы не остыть и сохра­нить присущую ему постоянную температуру тела (36,6° С). Взрослый организм обеспечи­вает сохранение постоянной температуры тела двумя путями. С одной стороны, ограниче­нием теплоотдачи. Это достига­ется резким сужением сосудов кожи (вазоконстрикцией) и тем самым значительным уменьше­нием кровотока в ней, а также снижением или даже полным прекращением функций потовых желез; поверхность тела при этом значительно бледнеет. С другой — увеличением выработ­ки тепла. Это выражается в по­вышении тонуса скелетной мус­кулатуры, приобретающего даже характер всем известной дрожи.

У новорожденных теплоотда­ча не только не снижается, но, напротив, существенно повы­шается. Это проявляется расши­рением сосудов кожи (вазодилятацией) и тем самым увели­чением кровотока в ней. И еще дополняется такой, казалось бы, совершенно парадоксальной ре­акцией на сниженную температуру среды, как потоотделение (как известно, испарение влаги вследствие потоотделения — средство повышения теплоот­дачи) .

Благодаря возникновению указанных реакций сразу после рождения (но после перевязки пуповины) новорожденный, по­ложенный на специальный стол в родильной комнате, приобре­тает специфическую позу, на­званную нами сгибательной мы­шечной гипертонией. Это следст­вие более высокого тонуса мышц-сгибателей, чем разгиба­телей. Выражается она согну­тым положением головки по отношению к туловищу, согну­тыми в локтях ручками, сжа­тыми в кулачок пальчиками (большой палец — внутри), сог­нутыми в коленях ножками, сог­нутыми к подошве пальчиками стопы. Сгибательная гипертония способствует и повышению уров­ня теплопродукции, и уменьше­нию общей поверхности тепло­отдачи.

Всесторонние исследования, проведенные в нашей лаборато­рии, дают все основания утверж­дать, что у физиологически зрелого новорожденного сразу же устанавливаются полноцен­ные реакции физической термо­регуляции. Мы на это обращаем внимание потому, что вплоть до самого последнего времени бы­товало представление, что тер­морегуляционные реакции ново­рожденного несовершенны. И что в процессе дальнейшего развития вначале созревают меха­низмы химической терморегуля­ции и только затем — физиче­ской. Это не соответствует дей­ствительности. Реакции как хи­мической терморегуляции (обеспечиваемые рефлекторной сти­муляцией скелетных мышц сни­женной температурой среды), так и физической терморегуля­ции у новорожденного столь же совершенны, как и у взрос­лых, но со своими особенно­стями.

Надо отметить, однако, что го­лым на столе физиологически зрелый ребенок может нахо­диться 20—30 минут, в течение которых он способен сохранить постоянную температуру тела. Затем, если своевременно не одеть ребенка, его адаптивные терморегуляционные реакции начинают истощаться: мышеч­ный тонус и температура тела снижаются. Таким образом, в пределах получаса должен быть осуществлен соответствую­щий туалет, диагностическая оценка степени физиологиче­ской зрелости и облачение новорожденного. Одежда должна соответствовать специфическим особенностям физиологии но­ворожденного, обеспечивая возможность свободного осуществ­ления свойственной ему мышечной активности. Последняя, как указывалось выше, является основным и обязательным фак­тором, обусловливающим и пос­ле рождения возможность даль­нейшего физиологически полно­ценного роста и развития. Соот­ветствующая одежда должна сохранить естественную и фи­зиологически необходимую для новорожденного позу сгиба­тельной гипертонии. Приня­тое до сих пор тугое пеленание ребенка сразу же после рождения, когда руки и ноги новорожденного насильственно вытягиваются вдоль тела, не только нарушает возможность полноценного осуществления теплопродукции скелетными мышцами, но и увеличивает по­верхность теплоотдачи. Отсутст­вие теплоизолирующего слоя также способствует потере теп­ла. К тому же тугое пеленание неблагополучно влияет на нор­мальное кровообращение. Про­тивоестественное раздражение скелетной мускулатуры, вызы­ваемое тугим пеленанием, может отрицательно сказаться на даль­нейшем нормальном развитии нервно-мышечной системы ре­бенка.)

Физиологически обоснован­ной следует считать такую одеж­ду новорожденного ребенка, ко­торая не стесняет и не нарушает его естественной позы и не пре­пятствует осуществлению необ­ходимых двигательных актов. В качестве такой одежды нами была рекомендована соответст­вующего покроя кофточка (рас­пашонка) из бумазеи или фла­нели с пришитыми спереди те­семками и открытыми или заши­тыми рукавами. Добавим, что при использовании предлагае­мой нами физиологически по­казанной одежды нельзя вытя­гивать нижние конечности мла­денца, что, к сожалению, и поны­не продолжается во многих на­ших родильных домах. Ножки должны сохранять естественное согнутое положение. Предложенная еще в 1950 го­ду, эта одежда была принята не сразу. Позднее, после ее утверждения ВОЗ, она стала обязательной для всех входящих в систему ВОЗ государств. Но и сейчас она применяется не во всех родильных домах нашей страны. А там, где она принята, ее используют только с четвер­того или пятого дня (в первые дни, как и ранее, туго пеле­нают) .Необходимо отметить и дру­гое отрицательное влияние пеле­нания. Через механизм импринтинга (запечатлевания) оно сра­зу же после рождения заглу­шает в ребенке естественный «инстинкт свободы», или, как называл его И. П. Павлов, «рефлекс свободы». Есть основа­ния полагать, что подобное пеленание прививает ребенку бу­дущую психологию подчинения и имеет ряд других негативных в психологическом отношении последствий.

Не позднее чем через 20, и лишь в крайнем случае через 30, минут новорожденный дол­жен быть подан матери для первого кормления грудью. По это­му вопросу среди специалистов нет единого мнения. Многие считают необходимым «щадя­щее отношение и к матери и к' ребенку в первые часы после рождения». В действительности же позднее прикладывание к груди матери считать щадящим никак нельзя, так как при этом существенно нарушается естест­венная физиология организма как матери, так и новорожден­ного.

В популярной брошюре, оче­видно, не место для детально аргументированного спора. По­этому позволим себе отметить лишь несколько существенных моментов. Период молозивного молока длится 7—8 дней. Из-за позднего начала кормления но­ворожденный теряет большую его часть. Между тем в нем, помимо белка (казеина), угле­вода (лактозы) и жира (липидов), содержатся необходимые как иммунобиологический фак­тор естественные антитела. Они специфически связывают чуже­родные вещества (антигены), с которыми рождающийся орга­низм может прийти во взаимо­действие. Наконец, нами было установлено, что в молозивном молоке содержится такой важ­ный иммунобиологический ком­понент, как лизоцим — фер­мент, обладающий бактерицид­ными свойствами. Его по спра­ведливости можно назвать есте­ственным физиологическим ан­тибиотиком. Иными словами, через пассивную иммунизацию за счет состава молозивного мо­лока новорожденному обеспечи­вается высокая иммунобиологическая устойчивость к разнооб­разным инфекционным заболе­ваниям, таким как сепсис, пневмония, кишечные заболева­ния.

Существенное значение ран­нее кормление имеет не только для новорожденного, но и для матери. При раннем прикладывании, благодаря рефлекторной стимуляции функции передней доли гипофиза, образуется гор­мон пролактин, а стимуляция задней доли гипофиза приводит к созданию гормона окситоцина. Они обусловливают дальнейшее развитие функции клеток молоч­ной железы (лактогенез) и пол­ноценную отдачу молока. Позд­нее же начало кормления грудью матери приводит к возникнове­нию у нее гипогалактии. (До­бавим, что окситоцин способ­ствует бескровному отделению плаценты и, что еще более важ­но, исключает послеродовые кровотечения.)

Еще один важный аспект. Ког­да мать прикладывает ребенка к груди, лицо ее приобретает черты ни с чем не сравнимой духовной красоты. Наслажде­ние, испытываемое матерью при первом раннем кормлении ребен­ка, по нашим наблюдениям, не сопоставимо ни с какими иными положительными эмоциями. До­минанта, связанная с кормле­нием родившегося младенца, надежно тормозит отрицатель­ные эмоции, которые могли омрачать жизнь женщины в предшествующий период. У ма­тери пробуждается всепогло­щающая нежность к родившему­ся чаду, возникает ощущение умиротворенного покоя. И одно­временно весь ее внутренний мир облагораживается растущим чувством ответственности за судьбу рожденного ею существа. Все это — существенный залог того, что (вернемся, как говорится, с неба на землю) мать сохра­нит способность кормить ребен­ка до положенного срока, т. е. примерно в течение года.

И, наконец, последнее. Дан­ные, полученные нами еще в 40-х и начале 50-х годов при обследовании детей в возрасте до года, позволили установить:

заболеваемость рано приклады­ваемых к груди матери новорож­денных в 3—4 раза ниже забо­леваемости поздно приклады­ваемых.

В 1980 году ВОЗ приняла как обязательный для всех стран-членов метод раннего на­чала вскармливания грудью ма­тери: через 20—30 минут после рождения. Предложенный нами еще 35 лет назад, метод очень быстро стал достоянием других стран. У нас этот метод еще не внедрен.

...«Мир входящему!» — Древ­нее приветствие новорожденно­му. И встреча его в этом мире должна быть не только доброй в эмоциональном, но и доброт­ной в научном отношении.

Ребенок родился – каков он?

Обратимся вновь к описа­нию специфических особенно­стей физиологии новорожден­ных. И поговорим о показателях, которые могут служить для оценки состояния новорожден­ных — их физиологической зре­лости или незрелости. Здесь неискушенному читателю потре­буется терпение: речь пойдет о довольно сложных вещах.

Как было указано выше, фи­зиологически зрелый новорож­денный характеризуется высоко выраженными признакамисгибательной мышечной гиперто­нии, обеспечивающей необходи­мый уровень теплопродукции. Она сочетается с соответствую­щей величинойтеплоотдачи — за счет расширения сосудов кожи (вазодилятацией), что и сообщает коже новорожденно­го розовый или светло-розовый цвет. Уже через 1—1,5 часа осле рождения у ребенка уста­навливаетсятемпературатела, равная 36,6—36,8°С (в прямой кишке). Это первые симптомы физиологической зрелости.

Далее надо упомянуть те дви­гательные (скелетно-мышечные) рефлексы, какие свойст­венны именно физиологически зрелым новорожденным детям. Это так называемые вызванные рефлексы, возникающие в ответ на раздражение различных уча­стков поверхности кожи ново­рожденного. Прежде всего назо­вемХватательный» рефлекс.Обычно он трактуется как ло­кальный. А между тем это лишь усиление и подкрепление уже упомянутого общего тонуса — не только мышц ладони, пред­плечья, плеча, но и всей скелет­ной мускулатуры новорожденно­го. «Хватательный» рефлекс и связанное с ним повышение общего мышечного тонуса могут быть столь сильно выраженны­ми, что новорожденного, «ухва­тившегося» за пальцы взрослого, молено поднять: его «хватка» способна выдержать вес тела.

Следующий —подошвенный рефлекс; вызывается он штри­ховым раздражением поверх­ности кожи внутреннего края подошвы и характеризуется раз­гибанием большого пальца и сги­банием остальных пальцев. Сле­дует отметить, что эта рефлек­торная реакция, тоже обычно оцениваемая как локальная, одновременно сочетается со сги­банием нижних конечностей в коленном и тазобедренном суставах, а также с усилением сократительной активности ос­тальных мышц тела новорожден­ного (еще одно подкрепление сгибательной мышечной гипер­тонии) .

К числу рефлексов подкреп­ления следует отнести тот, кото­рый не совсем правильно назы­вается симптомом Кернига. Рефлекс этот выражаетсяв трудном разгибании ноги в коле­не, Когда она согнута в тазобед­ренном сочленении. Феномен этот — выражение преоблада­ния сгибателей над разгибателя­ми в нижних конечностях фи­зиологически зрелых новорож­денных и не имеет ничего общего с истинным симптомом Кернига, отмечаемым у более старших детей лишь при воспалительных состояниях оболочек мозга (ме­нингите) . К рефлексам подкреп­ления следует также отнести и так называемый«феномен пол­зания»: в положении на животе ребенок рефлекторно отталки­вается ножками от приставлен­ной к его подошвам ладони. Как выражение рефлекторного подкрепления сгибательной мы­шечной гипертонии может быть понята иотрицательная реакция опоры у детей в этом возраст­ном периоде: при попытке поста­вить ребенка на поверхность стола он подгибает ножки и под­тягивает их к животу.

Для оценки степени физиоло­гической зрелости используются и рефлексы обобщенной разги-бательной двигательной актив­ности, в частности —пяточныйв руководствах по педиатрии он упоминается какрефлекс Аршавского). Этот рефлекс вызы­вается умеренным надавлива­нием на пяточную кость и вы­ражается в обобщенной разгибательной двигательной актив­ности, сочетаемой с гримасой «плача» и криком. Рефлекс этот хорошо выражен у физио­логически зрелых новорожден­ных детей. (Кстати, слово «плач» взято в кавычки не слу­чайно: в периоде новорожден­ное™ истинный плач еще отсут­ствует.)

Здесь нужно сделать одну существенную оговорку. Во вре­мя кормления ребенка грудью рефлексы, вызываемые тактиль­ными раздражениями поверх­ности кожи (например, «хвата­тельный», подошвенный), тормо­зятся. Более того, при таком воздействии можно наблюдать усиление сосательного рефлек­са. Вот почему матери нередко для усиления сосательных дви­жений поглаживают щечки мла­денца. Если же пытаться во время кормления вызвать пя­точный рефлекс, то пищевая доминанта заметно тормозится. Одним словом, периоды кормле­ния — неподходящее время для проверки рефлексов.

Наряду с перечисленными вы­званными двигательными реф­лексами следует обратить вни­мание на спонтанную двига­тельную активность во время сна (возникающего уже у груди ма­тери). Она связана с периоди­ческим изменением состава кро­ви и имеет характер либо ло­кальных вздрагиваний ручек или ножек с разгибательной тенден­цией, либо обобщенной разги­бательной двигательной актив­ности, в которую вовлекается вся скелетная мускулатура. Уместно отметить, что, как обна­ружили исследования, сам по се­бе прием пищи (у новорожден­ных — молока из груди матери) без осуществления двигательной активности не обеспечивает дальнейшего роста и развития. И это понятно: именно двига­тельная активность, будучи фак­тором избыточного восстановле­ния, определяет после рождения процессы роста и развития младенца.

Мышечная активность, запус­каемая деятельностью нервных центров, обеспечивая организ­му возможность осуществить са­мые разнообразные контакты со средой, является едва ли не основным фактором, определяю­щим развитие мозга, увеличение его массы, и тем самым — и его информационной емкости. Так, данные нашей лаборатории по­зволили установить, что близко­родственные организмы — кры­сы и белки, кролики и зайцы, характеризующиеся существен­но разной двигательной актив­ностью в естественной среде обитания,— достигают к взрос­лому состоянию одних и тех же весовых и линейных размеров, но приобретают разную массу головного мозга. Так, у белок она больше, чем у крыс, в 3 раза, а у зайцев больше, чем у кроликов, в 2,5 раза. Число приме­ров можно было бы умножить.

Специалистам — акушерам и педиатрам — можно было бы напомнить о целом ряде других рефлексов, наличие которых характеризует физиологическую зрелость новорожденного. Но для родителей — наших основ­ных читателей — сказанного, пожалуй, достаточно. Добавим, однако, следующие показатели. Частота дыханий (ЧД) у физио­логически зрелых новорожден­ных колеблется в пределах 3542 в минуту (в зависимости от длительности периодически осуществляющихся дыхатель­ных пауз).Частота сокра­щений сердца (ЧСС) у них колеблется в пределах135—140 в минуту. (Столь высокая ЧСС у физиологически зрелых ново­рожденных, как обнаружили данные экспериментальных ис­следований, выполненных на животных раннего возраста, обусловлена высоким постоян­ным тоническим возбуждением центров симпатической иннер­вации сердца.)

Артериальноедавление у фи­зиологически зрелых новорож­денных в первые дни их жизни равно80—85мм ртутного стол­ба(максимальное); минималь­ное — 45 мм.

Надо сказать (и хотелось бы, чтобы читатель отнесся к этому со всей серьезностью), что фи­зиологическая зрелость ново­рожденного — не есть нечто данное раз и навсегда. Она мо­жет быть утрачена в результате неверных гигиенических усло­вий и режимов, не соответст­вующих специфическим особен­ностям физиологии новорожден­ного.

Вот характерный пример. На отрицательные последствия позднего начала вскармливания грудью матери указывали лишь очень немногие педиатры. При­ведем замечание одного из крупных педиатров нашей стра­ны Р. О. Лунца (1923): «Реко­мендуемое суточное голодание новорожденного является при­мером, так сказать, диетического (нетерапевтического) голодания по назначению врача. Между тем нам хорошо известны глу­бокие изменения, происходя­щие в организме при голода­нии, и притом тем более глубо­кие и тяжелые, чем моложе организм». Однако отсутствие данных о специфических осо­бенностях физиологии новорож­денных детей не позволило Р. О. Лунцу, как и другим педиатрам, точно определить сроки начала кормления ново­рожденных грудью матери. Те­перь же можно с полной уве­ренностью утверждать: доста­точно 4-, 3-, а то и 2-дневной задержки начала кормления грудью матери, чтобы даже физиологически зрелые ново­рожденные приобрели черты фи­зиологической незрелости (вы­раженные, конечно, не так резко, как черты незрелости врож­денной) .

Признаки физиологической незрелости новорожденного — тема, требующая серьезного и всестороннего рассмотрения. К сожалению, рамки популярной брошюры, адресованной широ­кой родительской общественно­сти, не позволяют раскрыть ее здесь в должном объеме и с не­обходимой глубиной. Однако о поистине фундаментальной зна­чимости этого явления коротко сказать все же необходимо.

Принято считать, что в наше время проблема номер один в здравоохранении — сердечно­сосудистые заболевания и рак (сейчас добавился еще и СПИД). Это неверно - первый номер в списке по праву должна получить открытая и поставлен­ная нашей лабораторией пробле­ма физиологической незрелости.

Основные признаки физиоло­гической незрелости — мышеч­ная гипотония и сниженная иммунобиологическая устойчи­вость. Мышечная гипотония, в свою очередь, имеет следствием слабую выраженность или отсут­ствие сгибательной гипертонии, а значит, и многих вышепере­численных двигательных реф­лексов. Недвусмысленным пока­зателем для диагностики физио­логической незрелости служит слабая выраженность или отсут­ствие пяточного рефлекса. Так что диагностика физиологиче­ской незрелости вполне доступ­на молодым родителям. Вследствие сниженной иммунобиологической устойчивости физиологическая незрелость — поставщик разнообразных со­стояний патологии не толь­ко в ранние, но и в более поздние возрастные периоды. В том числе таких болезней, как сердечно-сосудистые и рак. Проблема рака (которым стали сейчас заболевать и новорожден­ные) есть, по-видимому, прежде всего проблема резистентности, т. е. устойчивости к разнооб­разным вредящим воздействиям, в частности и к канцерогенам. В чем же главная причина роста числа раковых заболева­ний — в увеличении количества открытых канцерогенов или, как мы считаем, прежде всего во все возрастающем числе рождаю­щихся физиологически незре­лыми? Бесспорно одно: низкая резистентность последних де­лает их уязвимыми такими аген­тами, по отношению к которым физиологически зрелые орга­низмы вполне устойчивы.

Физиологическая незрелость, своевременно не скомпенсиро­ванная, является, кроме того, поставщиком многих состояний психической неполноценности и духовной инфантильности. Ду­мается, что с этим в определен­ной мере связан рост числа пра­вонарушений, развитие алкого­лизма и наркомании в среде подростков.

Еще недавно генетики насчи­тывали 1500 генетически обус­ловленных состояний патологии. Сейчас число, это превышает 2000 — поистине страшная циф­ра! Дальнейший ее рост грозит утратой генофонда, самого цен­нейшего капитала каждой стра­ны, в сравнение с которым не идут никакие другие богатства. Для решения вопроса мало лишь достижений в области генетики, как бы велики они ни были. Без знания физиологических зако­номерностей индивидуального развития актуальные проблемы, стоящие перед детским здра­воохранением нашей страны, никогда не будут разрешены...

Вернёмся, однако, к нашей теме. Представьте себе, уважае­мые читатели, что у вашего ре­бенка обнаружена определенная степень врожденной или приоб­ретенной физиологической не­зрелости. Возможна ли ее ком­пенсация? Возможна ли вообще коррекция (исправление) сос­тояний физиологической незре­лости? Многолетние исследова­ния нашей лаборатории позво­ляют со всей уверенностью по­ложительно ответить на эти воп­росы.

Заключение

Итак, можно считать, что к настоящему времени сложились две тенденции в борьбе за здо­ровье родившегося ребенка. Одна опирается на традицион­ную для медицины (и тем са­мым для клинической педиат­рии) линию: обеспечение здо­ровья ребенка через использо­вание мер интенсивной терапии, т. е. применение сильных ле­карств. По нашему мнению, если учитывать специфические осо­бенности физиологии новорож­денных, она для них противопо­казана, ибо может лишь углу­бить имеющуюся патологию либо вызвать новую. Вторая тен­денция предусматривает органи­зацию таких гигиенических ус­ловий среды, которые должны соответствовать специфическим собенностям физиологии но­ворожденного и, более того, тем особенностям, что в преде­лах данного возрастного периода присущи именно данному конк­ретному ребенку. Сейчас же многие рекомендации педиатрии на этот счет не соответствуют специфическим особенностям физиологии ребенка разного возраста. Хочется подчеркнуть, что педиатрия в этом совершен­но не повинна. Вина за сложив­шуюся ситуацию лежит исклю­чительно на физиологии, кото­рая едва ли не до последнего времени не уделяла (или почти не уделяла) внимания экспери­ментально-научному анализу проблем здоровья детей и тем са­мым детского здравоохранения в целом.

Описанные методы закалива­ния и организации гигиениче­ских условий среды, опирающие­ся на анализ специфических осо­бенностей физиологии новорож­денных,— это не только эффек­тивная мера компенсации сос­тояний физиологической незре­лости. Они могут рассматривать­ся и как физиологическая основа профилактики разнообразных заболеваний, причем не только в период новорожденности, но и на будущее.

Думается, каждому приходи­лось слышать примерно такой разговор двух мам. Та, что по­моложе, взволнованно говорит:

— Ну просто не вылезает из болезней. То насморк, то ка­шель, то горло, то уши. Теперь вот диспепсия... Опять мне брать больничный. Что делать — ума не приложу!

Та, что постарше, спокойно отвечает:

— Не волнуйтесь, милочка. Это же совершенно нормаль­но: дети просто не могут не бо­леть. Дорогие мамы и папы! Не верьте в эту «житейскую муд­рость». Если вы добьетесь компенсации физиологической незрелости вашего младенца (зачастую приобретенной в первые дни жизни из-за не­правильного режима), его бо­лезни вовсе не будут обязатель­ными.

СОДЕРЖАНИЕ

Вступление

Закон здоровья: приобретаем, расходуя

Что такое физиологическая зрелость

Мир входящему!

Ребенок родился — каков он?

Практикум для родителей: компенсация физиологической незрелости .

Заключение

Физкультура для здоровья Илья Аркадьевич Аршавский

ВАШ МАЛЫШ МОЖЕТ НЕ БОЛЕТЬ

Редакторы А. А. Красновский, Е. Л. Воскресенская. Художник С. П. Гапон. Художественный редактор Г. А. Шипов. Корректор Т. Е. Смирнова. Техни­ческий редактор Т. В. Фатюхина.

Сдано в набор 7.08.89. Подписано к печати 16.02.90. Л-42085. Формат 60Х84'/]!,. Бумага офсетная № 2. Гарнитура «Тип Таймс». Печать офсетная. Усл. печ. л. 1,86. Усл. кр. -отт. 2,36. Уч.-изд. л. 1,77. Тираж 1 000 000 экз. (1—500000). Изд. № 856. Заказ № 134. Цена 40 коп.

Издательство «Советский спорт» Госкомспорта СССР. 101913, ГСП, Москва, Центр, ул. Архипова, 8.

они основаны на данных многолетних исследований руководимой И. А. Аршавским лаборатории.


opasnie-i-vrednie-proizvodstvennie-faktori-dejstvuyushie-na-rabotnikov.html
opasnie-materiali-i-zapreshennie-veshestva.html
    PR.RU™