Они вернулись в Москву. Сидя на склоне холма на набережной у Воробьёвых гор, они смотрели на реку и делились впечатлениями.

- Ну, что скажешь? – спросила Юля.

- Великолепно.

- Теперь понял?

- Что я всю жизнь, больше двадцати лет, прожил впустую, потребляя то, что мне давали, даже не задумываясь над тем, а есть ли что-то помимо этого, стремясь к пустому набиванию кошелька, к такой призрачной цели как высокий статус... интересно, на что бы я стал тратить деньги? Наверное, на пустые развлечения где-нибудь в Турции, или Европе.

Да, теперь-то я понимаю, что важнее, жаль, что только после смерти я это понял. Так и не успел чего-то сделать.

-О-о-о... – удивлённо протянула Юля. – Ты уже собрался что-то делать? И что бы ты делал? – она улыбалась.

- Да уж что-нибудь да сделал. Может, рисовать бы стал, что-то простенькое у меня получалось, думаю, смог бы научиться.

- Но ты всё равно можешь гордиться, ты ведь личность, и сейчас существуешь как личность, и развился ты за эти несколько недель как личность, так какая разница, до смерти это произошло, или после, если смерть – лишь конец суеты, дел и физической оболочки? Вот только жаль очень, что без физической оболочки не почитаешь книжек. Да и музыку слушать трудновато, когда захочешь.

- Да нет, Юля, разница есть. Развитие после смерти – лишь накопление, а я ведь действительно хочу действовать... но не могу. Рисовать, но что, как? Со мной из жизни перенеслась только одежда... даже часы и те остались на в единственном экземпляре, на трупе, остальное скопировалось каким-то образом.

- Знаешь, а ты, похоже, меня превзошёл даже, - Юля вздохнула. – Я вот носилась как сумасшедшая, радовалась этим безграничным возможностям видеть, слышать, впитывать, но как-то не задумывалась над тем, чтобы что-то сделать. Да я даже при жизни лишь иногда подумывала заняться, например, журналистикой. Правда, до дела так и не дошло. Тоже была подвержена заразе-суете.

- Ну а сейчас-то что горевать? Всё это в прошлом, все возможности, желания, несделанные дела. Надо отпустить это.

- Да. Слушай, Лёша, я смотаюсь к одному человеку, посмотрю как он? Я на пару часиков...

- Гуляй, я тебя тут подожду, - Алексей улыбнулся.

- Спасибо, - она взмыла вверх и улетела в сторону центра.

Алексей сидел и смотрел на реку, по которой медленно полз теплоход-трамвайчик. В который уже раз он испытывал стыд за свою жизнь, за свои поступки и своё бездействие. Ведь он ничего, по сути, и не делал в жизни. Ничего не создал, никому не помог, некого не любил по-настоящему, как, например, любила Юля. Да, он был маленьким винтиком на каких держится одна из гигантских машин, управляющих жизнью, в то время когда мир воевал, голодал, уничтожал памятники, переводил искусство и пожирал сам себя, довольный разноцветными рекламными огнями.



Внезапно его размышления прервал громовой голос:

- Что ты шляешься, неприкаянный, нежели ты забыл о порядке вещей?!!

Алексей занервничал. Он уже забыл о том, что должен был куда-то отправляться. А ещё он не хотел отправляться без Юли. Он ждал, но с каждой секундой нервничал всё больше. И всё больше в его душе вырастало желание подчиниться. И вот оно переросло Алексея и он начал возноситься. Вскоре он оказался на уже знакомо облаке. Рядом с ним стоял старец, дверь тоже была на месте, но уже без замка.

- Вот и всё, Алексей. Сейчас ты навсегда исчезнешь из этого мира, думаю, у тебя было достаточно времени, чтобы попрощаться.

- Да, но я... – начал, было, он.

- Естественно, ты будешь там вместе с ней. И ещё со многими, кто жил с тобой и до тебя.

- То есть, никаких проблем?

- Абсолютно.

Тут дверь открылась... За ней была пустота, абсолютный мрак. Алексей удивился и почувствовал что-то очень холодное и хищное, исходящее из этого чёрного прямоугольника.

- Что это?

- То, что ты называешь раем, - спокойно ответил старец.

- А что ЭТО на самом деле? – спросил Алексей с дрожью в голосе, он догадывался, что ничего хорошего знакомство с этой чернотой ему не принесёт.

- Это Абсолют, как многие его предпочитают называть. Или Вселенское Сознание. Или Кошмарный Надмировой Разум, - в голосе старца зазвучал торжественный металл. – То, что ты назвал Раем. Сейчас ты ступишь в него и станешь частью его, сольёшься с почти бесконечным множеством сознаний со всей вселенной, соединишься с ними, растворишься в них и вместе вы будете единым целым, сверхличностью, которая впитывает опыт каждого входящего в неё. Иди же!

- Нет... – губы Алексея дрожали. – Не хочу... не надо, - он сделал шаг назад.

- Другого пути нет!



- Но почему?!! Почему нельзя остаться на Земле, пусть призраком... – Алексей продолжал медленно отступать назад, дрожа от страха.

- Неприкаянные должны входить в Абсолют, иначе нельзя. Абсолют должен развиваться!

- Но у меня и опыта-то никакого нет, пустая, бесцельная жизнь, да короткий отрезок после неё, за который я понял так мало. – Алексей уцепился за последнюю соломинку.

- Неважно. Ты жил. Что-то ты привнести сможешь, свой личный опыт, свои переживания.

В этот момент из-за двери выскочили два человека. Вернее, это были не люди даже а какие-то белёсые куклы, которым придавало сходство с людьми лишь наличие рук, ног и небольшого нароста там, где должна быть голова, он подскочили к Алексей, схватили его и потащили к двери. Вырваться Алексей не мог.

- Нет!!! – кричал он в ужасе, извиваясь в руках кукол. – Нет!!! Я жить хочу!!!

- Раньше надо было думать, – услышал он перед тем, как раствориться в Абсолюте.


opasnosti-avarij-i-katastrof.html
opasnosti-i-oslozhneniya-mestnoj-anestezii.html
    PR.RU™